Откровения врача из Архангельска


 

Автор предпочел остаться анонимом

Реальная история

Ваше мнение, Минздрав, Архангельск

Информационный портал АрхСвобода

  ApxSvoboda

Наш Telegram-канал: http://t.me/arhsvoboda

Архангельск, Котлас, Мирный, Новодвинск, Северодвинск, Нарьян-Мар

Откровенное интервью врача одной из Архангельских  больниц.
(Выкладываем без исправлений)
«Вообще, по трудовому договору рабочий день — с 08:30 до 16:00–16:40 по пятидневке. Это на одну ставку. Но я ухожу домой каждый день в 7–8 вечера. А заведующие отделениями зачастую засиживаются допоздна. Как проходит обычный рабочий день врача? С утра мы все идем в операционную, иной раз операция длится по 6–8 часов. Потом мы идем, оперируем поступивших днем плановых больных. Потом пишем документацию по плановым больным, а надо еще разобраться со срочными больными, кого-то из них нужно успеть прооперировать до 8 вечера. Соответственно, писать истории болезней нам уже просто некогда. Так у нас накапливается за неделю кипа этих незаполненных историй, и большинство врачей приезжают в больницу на выходных, просто чтобы написать истории, так как после операций на это сил просто не хватает.

Есть еще дежурства ночами — на одну ставку 8–9 дежурств в месяц. То есть я всю неделю принимаю больных, периодически дежурю ночами, а потом у меня еще круглосуточное дежурство в субботу.

«Я почти никогда не отдыхаю полноценно хотя бы один день в неделю с таким графиком работы. Ну иногда по воскресеньям»

Бесит больше всего, что ты уходишь домой весь уставший в 8 вечера, и при этом ты еще не все успел написать, а утром, когда ты только пришел снова на работу, в отделение к тебе поступили еще три человека, а ты даже все им сделать не можешь, что нужно! Например, поступает больной, которого надо обследовать дня два-три. Я записываю его на МРТ, а на МРТ очередь — неделя. И всю эту неделю больной просто так у меня лежит в отделении, выписать я его не могу, а еще я должна каждый день записать и обосновать, что-то думать и сочинять, почему он у меня лежит так долго. С родственниками общение тоже много времени занимает.

Естественно, и пациенты тоже страдают из-за того, что врачи много работают и мало отдыхают. Когда у меня четвертое дежурство подряд через сутки, я уже вообще не соображаю. Например, я смотрю трех пациентов с похожими диагнозами, и к третьему я уже не помню, что он мне рассказал, начинаю путаться в анализах и так далее. И могу что-то забыть. А пациенты же еще наседают, жалуются: давайте скорее, скорее, скорее! В темпе и от недосыпа можно запросто отпустить домой, а у человека потом окажется аппендицит. Конечно, такого еще ни разу не было, но легко может случиться.

Я знаю, что в одной из больниц Архангельска медсестры в знак протеста против маленькой зарплаты распечатали свои зарплатные ведомости и куда-то повесили. Бунт устроили. Говорят, что они теперь хотят присоединиться к всероссийскому митингу медработников. И правильно сделали, потому что сестры получают вообще копейки.

«Теперь о зарплате. Нам якобы ее подняли по майским указам. На деле же после этого повышения я стала зарабатывать даже меньше, чем до этих указов»

То есть оклад был раньше, допустим, 11 тысяч рублей. Сейчас он — 18 тысяч рублей. Вроде бы круто, повышение! Но. По факту зарплата нисколько не поднялась, потому что убрали все «вредности» из нее. Я теперь принимаю и гнойных пациентов, и ВИЧ-инфицированных, и туберкулезников — всех смотрю. Раньше за этот риск заражения на работе начисляли в зарплате дополнительные деньги, а сейчас все сняли. Кроме этого, я и многие другие доктора также проводят рентген-исследования, которые медсестры не умеют проводить. Как минимум раз в неделю такая процедура проходит. То есть я каждую неделю получаю дозу облучения, но опять же не получаю за это хотя бы денежной компенсации вреда в зарплате. Рентген-лаборанты почему-то не обучены эту процедуру проводить, хотя у них предусмотрена оплата «вредности» работы и более ранний выход на пенсию.

Самое обидное, что у нас нет премий никогда. Ну есть одна — 600 рублей могут дополнительно дать. Зато баллы за работу и, соответственно, деньги из зарплаты у нас любят вычитать. Если забыли, например, подпись под каким-то документом поставить — минус тысяча рублей. Руководство во всех больницах обожает искать такие недочеты, проверяя документацию врачей. А мы, вообще, сами уже перестали обращать внимание на это. И сами решили не писать лишних бумаг по истории болезни пациентов — пусть снимают. Заведующие отделения так и говорят своим подчиненным: все, это и то мы больше не пишем, хотя надо, потому что это ненужная волокита, которая занимает кучу времени.

Я за одну ставку зарабатываю около 40 тысяч в месяц. За две ставки, на которых я работаю, — это прием больных днем и работа в отделении и дежурства по ночам и в выходные — у меня выходит около 80 тысяч рублей в месяц. Это с налогом. «Чистыми» получается около 70–73 тысяч рублей. В районных больницах зарплаты такие же, как в Архангельске, в Плесецке. Там уволились все хирурги. И я их понимаю — они также сидят на работе допоздна, а денег за это не видят.

Я бы хотела хотя бы 100 тысяч за свою работу получать. Пока это нереальная сумма. Как-то раз мой коллега получил 96 тысяч рублей — так он не поверил глазам, подумал, что какая-то ошибка, и пошел к бухгалтеру разбираться, почему так много. А ведь он живет практически в больнице.

Штат врачей не до конца у нас укомплектован. По оборудованию много чего не хватает.

«У нас большая больница, а даже элементарно нет банальных катетеров, чтобы больным вывести мочу»

Если они и есть, то у них срок годности вышел еще в 2018 году, и их просто нельзя использовать. А они почти каждый день нужны. Это ненормально, что врачам приходится для своих пациентов ходить по другим отделениям и клянчить, «занимать» катетеры. Некоторые родственники пациентов сами покупают катетеры. Заведующие отделениями врачи постоянно пишут списки средств, которые надо закупить. Руководство всегда обещает, но проблемы с материалами и оборудованием остаются — нет на это средств.

Еще бесит, что со скорой помощью не налажена работа. Привозят просто все подряд. Приходится всех пациентов смотреть, потом перенаправлять. И выбора у меня нет, я не могу не принять, хотя больше половины больных вообще не в мое отделение должны попасть. Это время и силы отнимает. Или приходят пьяные пациенты ночами на прием и качают права: «Ты должна меня принять или я сниму на телефон или сейчас заявлю на тебя!» Я его принимаю, также трачу время, силы, в том числе моральные, потому что он матерится и угрожает, а чаще всего у таких пациентов никаких проблем со здоровьем нет и в помине, кроме алкогольного опьянения.

Вот такие у врачей проблемы. А так, в принципе, мне нравится работать, и дежурить тоже нравится. Потому что хочется этой профессией заниматься. Но очень тяжело.

 

 
 
Статья прочитана 822 раз(a).
 
Еще из этой рубрики:
 
Здесь вы можете написать комментарий к записи "Откровения врача из Архангельска"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты
Архивы
Наши партнеры
Тестовый сайт Гражданской Палаты АО
Позорный столб
Гражданская Палата
Поморфильм
Политическое образование
Печать ФОТО РФ
Ремонт гитар
Форум мастеровых Архангельска
Автономные Инженерные Системы
Читать нас
Связаться с нами
svoboda2012@yandex.ru