Архангельск. История о «счастливом детстве»


 

Гражданин Журналист

Ордер на бомжевание

Дети, ЖКХ

Русский общественный сайт  АрхСвобода

  ApxSvoboda

Россия, Архангельская область, Архангельск, Березник, Вельск, Верхняя Тойма, Виледь, Каменка, Каргополь, Карпогоры, Коноша, Коряжма, Котлас, Мезень, Мирный, Нарьян-Мар, НАО, Новая Земля, Новодвинск, Няндома, Онега, Пинега, Плесецк, Приморье, Северодвинск, Соловки, Сольвычегодск, Устьяны, Холмогоры, Яренск

Это история о «счастливом детстве», за которое раньше благодарили товарища Сталина, а теперь… Теперь некому даже спасибо сказать, ведь «цветы жизни» втоптаны в грязь во многом с усердным участием тех, кто должен помогать им цвести… И самое страшное в этой истории то, что она происходит с тысячами сирот ежедневно, нет ей конца — края…

Жила-была маленькая девочка Оля.

Воспитывалась, как и многие другие, в детском доме. Отца своего никогда в жизни не видела и где он живет, если вообще жив, — не знает. Мать, как однажды ей, двенадцатилетней, сказал интернатский воспитатель, умерла, находясь на лечении в психиатрической больнице. И примерно в этом же возрасте превратился ребенок в безропотную скиталицу…

С Кегострова  ее перевели в Цигломенский интернат, затем — в Котлас. Окончив среднюю школу в чужом по сути городе, девочка попросила, чтобы ее отправили учиться в Архангельск, в профучилище N 26. Ей почему-то казалось, что, получив специальность маляра-штукатура, она сможет найти хорошую работу и постоянный заработок. После двухгодичного обучения девушка получила диплом. Мастер по воспитательной работе, а в народе — замполит Ольга Сергеевна Журавлева после выпускного бала предложила девочке сходить в администрацию округа Варавино — Фактория и получить ордер на жилую площадь, как положено по закону.

Обрадовавшись открывшейся перспективе (в общаге-то ей позволили пожить только летом, потом должны заселяться новые студенты. — Прим. авт.), наивная девчонка отправилась вместе со своей подружкой Татьяной в администрацию округа. Варавинские клерки сразу же взахлеб стали нахваливать просительнице квартиру: мол, замечательная, только что сделан капитальный ремонт, вставлены новые замки, печки находятся в нормальном состоянии и вообще — «не пожалеешь». Только что вступившая на взрослый путь девчонка, не изучавшая ни в школе, ни в ПТУ основ законодательства и не знавшая всех прелестей жизни, поверила клеркам на слово и подписала ордер.

Для пущей убедительности подружкам выделили сопровождающую, чтобы та показала «благоустроенное» жилье. Комнату администрация округа выделила в так называемом Новом поселке по адресу: пр. Ленинградский, переулок 2, дом 3, квартира 2. Около дома представитель администрации, показав рукой на здание, сказала: «У меня неотложные дела, вы, девочки, идите сами в свою квартиру». И убежала. Девчонки были ошарашены таким поворотом событий, даже не успели рта раскрыть… Но, делать нечего, подружки пошли в дом. Перед ними предстал одноэтажный полуразвалившийся барак одна тысяча девятьсот мохнатого года постройки с четырьмя квартирами, с отдельным входом в каждую. Когда они вошли в предоставленную Ольге комнату, ужаснулись…

В комнате не было обоев, стекла выбиты, электропроводка полностью нарушена, ни розеток, ни патрона для лампочки, ни замка на дверях…

Зайдя на кухню, они увидели еще более гадкую картину. Печка в полуразваленном состоянии, рядом кто-то справил большую нужду, и не единожды.

Валялись какие-то банки, бутылки, окурки и т.п. Так называемый туалет представлял собой дырку «прямого падения», к нему невозможно было подойти. Пораженные девочки осмотрели дровяник. Это строение в виде четырех столбов с прохудившейся крышей, через которую было видно небо.

Как сохранить в таком сарае дрова — непонятно. «Неужели можно жить в этом гадюшнике?» — спросила Олина подружка. Вопрос был скорее риторический. Оглядев свое жутчайшее владение, Ольга решила идти в администрацию округа и посмотреть в глаза тем, кто рассказывал байки про капремонт.

Однако работники администрации, как оказалось, уже разошлись по домам. Девочки вернулись в общежитие…Таня предложила подруге поехать к ней в гости, в поселок Светлый, на все лето. Дескать, когда вернемся оттуда, решим, как тебе жить дальше. Оля, понимая, что деваться ей некуда, приняла предложение.

Прожив в поселке Светлый до конца лета, девчонка вернулась в Архангельск…

В конце августа Оля обменяла свою комнату на квартиру в Соломбале с доплатой, которую собирала едва ли не всю жизнь.

Но при обмене сделала одну большую ошибку: передала деньги без присутствия адвоката.

…Через некоторое время Ольга тяжело заболела и попала в больницу на длительное лечение.

В больнице она узнает, что обмен квартиры признается незаконным.

Кстати сказать, на заседании суда по решению квартирного вопроса она не присутствовала. Естественно, доплату ей никто не вернул, даже не вспомнили… Ольгу в очередной раз просто-напросто кинули. Ни хорошей комнаты, ни денег у сироты не оказалось. Ее после решения суда насильно прописали по старому адресу.

В канун Нового года Ольгу выписывают из больницы. И после праздников девчонка решается снова посетить свою, так сказать, жилую площадь. Что она увидела? Еще более плачевную картину. Окна забиты какими- то досками, на ящиках сидят пьяные бомжи, распивая спиртовую бодягу и закусывая… туалетной бумагой. Она попыталась выгнать «оккупантов» из своей законной комнаты…

На это одна бомжиха ответила: «Будешь вякать, вообще подожжем твою комнату, а в ментовке скажем, что это сделала ты. Даже свидетелей найдем не из нашего круга».

После всего увиденного Ольга решается пойти в администрацию округа Варавино — Фактория. 

Тот ей посоветовал снова лечь в больницу или отправиться в социальный приют для бездомных и освободившихся из мест лишения свободы. Но наша героиня на это предложение ответила: «Сам живи в таких условиях». На что Стуков сдал ее в милицию «за непристойное поведение».

Нашлись добрые люди, которые сказали, что хорошие квартиры администрация округа будто бы отдает своим близким или же за очень хорошее вознаграждение.

…Ольга написала два заявления — на улучшение жилищных условий и на предоставление другой комнаты.

И подала в суд на администрацию округа Варавино — Фактория. На заседании суда юрист администрации округа почему-то утверждала, что истица никаких заявлений на улучшение жилищных условий не подавала.

К слову, суд направлял в злополучную комнату комиссию, дабы определить состояние жилья.

Та признала ее непригодной для проживания.

Вот только представители администрации упорно доказывали обратное. Юрист окружной администрации так и сказала: «В этой комнате жить можно». И утверждала, что все документы по данному делу потеряны. Как можно потерять документы, которые должны сдаваться в архив, — непонятно. Правда, позднее юрист сообщила, что «документы нашлись».

P.S. Имя главной героини по этическим соображениям изменено. Все остальные совпадения далеко не случайны.

 
Метки текущей записи: , , ,
 
Статья прочитана 254 раз(a).
 
Еще из этой рубрики:
 
Здесь вы можете написать комментарий к записи "Архангельск. История о «счастливом детстве»"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты
Архивы
Наши партнеры
Тестовый сайт Гражданской Палаты АО
Позорный столб
Гражданская Палата
Поморфильм
Политическое образование
Печать ФОТО РФ
Ремонт гитар
Форум мастеровых Архангельска
Автономные Инженерные Системы
Читать нас
Связаться с нами
svoboda2012@yandex.ru