Вспомнить всё. Пинежская ворожея


 

Авторский Клуб

Пинежская ворожея

Valeria

Валерия Суханова, СЗИА МедиА

Наши Архивы

Русский общественный сайт  АрхСвобода

  ApxSvoboda

Архангельск, Москва, Санкт — Петербург, Карпогоры

Таких, как она называют ведьмами. А еще называют колдуньями. Сама же она называет себя ворожеей и знахаркой. Ее боятся, ей завидуют, а еще к ней обращаются за помощью. Потому, что Ольга Даниловна, проживающая в одном из поселков Пинежского района самый настоящий знахарь в пятом поколении.

-Может и не в пятом, может больше, — улыбается эта до сих пор чем-то симпатичная и весьма разговорчивая пожилая женщина. И улыбается она как-то странно. Такое ощущение, что, извините, в самом процессе улыбки принимают участие даже сами глаза. У них даже цвет меняется. С темно-коричневого  на светло желтый. А, может, это мне только кажется?

-Годков-то мне уже много, — смущается Ольга Даниловна. Ее руки, испещренные мелкой сеточкой морщин, непрерывно что-то делают. То они вяжут, то, откладывая вязанье, теребят кончик старенького ситцевого платочка, накинутого на плечи, то снова берутся за спицы. И снова возникает ощущение, что живут эти, настоящие бабушкины, руки какой-то особенной своей тайной жизнью. Тайной даже от своей доброй хозяйки.

-А где вы выросли, Ольга Даниловна? – задаю свой дежурный почти для всех интервью вопрос. Ожидаю услышать все, кроме того, что слышу.

-А в лесу выросла, — оживляется моя собеседница. – В дедовой избушке. Ну, как хутор, навроде. Жили на берегу большого озера. Красный окунь называется. В этом же районе. Там сейчас заповедник или заказник какой. Места уж больно хорошие, не топтаные и чистые. Избушка стояла на высоком берегу. Это, чтобы к Господу нашему, как дедушко говаривал, поближе быть. В общем, выросла в лесу, у озера… Да у двух речушек маленьких. Названия-то, какие! Явроньга и Кирчема. Изб, таких как наша, в двадцатых-тридцатых годах-то там много было. И везде люди жили. Где хорошие, где злые. Но с дедом моим все дружили. Колдун он был.

(Ольга Даниловна так вдруг увлеклась воспоминаниями, что я даже не могу позволить себе задать вопрос о ее родителях.)

-Помню в избушке Пронина, была такая… Да она и сейчас по-моему есть или сгорела уж… В этой избушке поселились два каких-то темных мужика. Темных не в смысле волосами или наружностью, а просто дедушка мне сразу сказал, как только они у Красного окуня объявились, что души у мужиков этих темные. Мне строго-строго тогда наказал, уж, сколько лет прошло, а все ведь помню, чтобы я от избушки далеко не отходила. Так вот эти двое, и недели не прошло, как во второй раз объявились. Чью-то чужую лодку в кустах спрятали. И одежда на них уже другая была. А потом дед мне сказал, что на реке Суре два мужика недавно пропали. Рыбаки местные.

Дед у меня и так строгий был, а тут еще стал пуще прежнего.

Мрачный ходил дня четыре. Меня все время ругал. Потом собрал меня и отвез к свой сестре в Пачиху, а сам вернулся. А еще через неделю эти двое, как дед и подозревал, они рыбаков-то убили, сами пришли сдаваться. Их в этой Пачихе милиционеры и нашли. Когда в катер сельсоветовский сажали, я видела. И лиц их никогда не забуду. Хыбалить (хвастаться – Прим. Авт.) не буду. Лица такие у них стали гладкие как колено, вон, как у Алки Пугачевой. А, когда дед за мной приехал, то всю ночь на старую сестрину икону молился.

Это уж я потом только узнала, что это он грех как бы отмаливал. Порчу, он и водянку на тех двоих убивцев навел. Потом-то я все узнала.

-А вы сами порчу на кого-нибудь наводили? – вставляю прямо-таки ставший неотложным вопрос. Бабушка хитро так улыбается. Как бы сама себе и чему-то такому, что, уж понятно, не для меня пигалицы городской. И… ничего не отвечает.

-Я только хорошие заговоры наговаривала, — продолжает вдруг она, после того, как ее живые руки дважды бросили спицы и взялись за кончик платка. – Вот мужа себе по молодости хорошего выговорила. Потом, как дед приказывал, отмолилась от греха такого. Но его я ни у кого не отбивала. Это точно. Никому плохого не делала. Правда, несколько раз помогала женщинам своих возвращать. Не сама, правда, а наговорам из обучила. Не знаю, как уж там у всех получилось, но та, что ко мне из города приезжала, ну в точь-точь как ты, — бабушка смотрит на меня, и я вижу, я точно вижу, как ее какие глаза вдруг вспыхивают где-то там внутри рыжим огоньком.

-Так вот ей помогло, — Ольга Даниловна опускает глаза и у меня, вы не поверите, озноб от этого по спине. – Приехала с благодарностями. Я с нее тогда клятву и взяла. Я со всех, кому помогаю вот так, беру клятву. Во-первых: заговор говорить только один раз. Во-вторых: отмаливаться от него потом и обязательно перед иконкой и с ней один на один. Простыми человеческими словами отмаливаться. Это чтобы та сила, с которой вы в сговор вступаете, не могла остаться рядом и овладеть тобой. В-третьих: заговор вторыми руками не передается. Только от ведуньи его можно получить и тогда он имеет силу. А еще дед, это уже перед смертью, просил, мол, ты уж Алена людям в хороших просьбах их не отказывай, а и денег у них за помощь не бери. Можно только свечами церковными.

-А что будет, если кто-то заговор не попросил, вот у вас например, а воспользовался просто из с чьих-то слов? – Задала вопрос и ожидаю страшного ответа, ну типа, все умрут…

— А ничего, миленькая (и опять этот чудный смех) не произойдет. Не имеет он силы. Я скажу даже так. Вот, сидим мы с тобой и еще кто-то. Ты у меня просишь, к примеру, заговор «оберег на мужа» называется…

-Нет у меня мужа, — быстро, слишком быстро говорю и почему-то смущаюсь. Бабушка не смущается.

-Ну, нет так нет, — снова улыбается. – Тогда заговор, «чтобы собака не сбегала» ты просишь… (Уже молчу, хотя и собаки нет. Впрочем, что муж, что собака… )

-А та, что рядом слушает твой заговор, — продолжает Даниловна, — и потом наговаривает его. Но, зря все это. Его я тебе только дала. А, вместе с ним и силу, чтобы он делал свое дело.

Впервые слышу о какой-то силе. Есть она, вообще, или все это ерунда. Все эти наговоры или ворожба. И вообще, вся эта черная магия, в существование которой весь просвещенный мир не верит, но… жутко боится. Одни доктора, например, говорят, что это все психика наша. А другие, мол, чушь собачья…  Может быть… но почему тогда вся эта черная магия не осталась там в черных глубинах веков с тогдашними суевериями и безбожием?

-А можно, Ольга Даниловна, я попрошу для меня что-нибудь? – Пытаюсь приблизить все к каким-то реалиям. Почему? Наверное, потому, что не верю. – Вот у меня на пальце бородавка. Уже полтора года. Небольшая, но, все-таки… Что нужно для этого?

-Есть три средства, — бабушка отвечает быстро, как будто ждала этого моего дурацкого вопроса. Заговор «соломенный», заговор «с жабой» и заговор «яблочный». (Отгадайте, какой я выбрала.)

-Нужно взять зеленое яблоко и разрезать на две равные части. Одной половинкой до появления сока потереть бородавку и закопать где-нибудь в землю. Другую половинку – съесть. И главное. Все это нужно сделать на старый месяц. Когда закопанная половика сгниет, бородавка исчезнет.

-А можно, чтобы этот заговор имел силу для все, а не только для меня одной? – Опять я со своими дурацкими вопросами…

-Почему нельзя, — улыбается Даниловна. – Хорошо, что спросила. Вреда, во всяком случае, никакого не будет, а яблок может стать меньше.

Я понимаю, что эта милая бабушка шутит. Однако, со слов соседей, которые уже четверть века живут в соседнем доме, я знаю другое. Шутки Ольги Даниловны могут сразу же кончиться, если ей что-то не понравится.

-Рассказывают про вас какие-то совершенно невероятные вещи, — отваживаюсь-таки на обострение нашей, особенно после чая с душицей, душевной беседы. – Говорят, что у вас в поселке местные никогда ничего не воруют. Мол, это вы отучили.

-Народ у нас такой, — отвечает Ольга Даниловна и снова улыбается. Но, на этот раз, ее улыбка вполне обычная. – Народ у нас хороший он воровать не должен. Тем более, у соседа у родственника почти. Мы ведь все здесь на Севере родственники. Нам иначе нельзя.

Понимаю, что ничего «такого» не дождусь. Но соседи утверждали, что любой похищенный в поселке предмет, при помощи Ольги Даниловны можно найти в два счета. И тогда позор — ворюге. Все это знают. А, потому ли не воруют или не потому, это дело другое. И мне хочется верить, что ответ на этот вопрос знает только одна Даниловна. Стоит заметить, что, кроме меня, так же верят и все ее соседи. И есть почему. Одной семье она подарила заговор для… приручения петуха. (Не знала, что есть такие) Это, чтобы Петя не бегал по соседским дворам. Теперь не бегает. Почти у всех ее соседей те же свиньи прибывают в весе почти в два раза быстрее, чем у других. Оказывается, есть заговор, вы не поверите, на «пустую свинью». Но самым чудесным случаем из практики Ольги Даниловны со мной поделилась семья из Карпогор. Собственно, от них-то «МК в Архангельске» и узнал о бабушке-колдунье.

В прошлом году Ольга Даниловна, по мнению этих жителей Карпогор, смогла помочь мальчику, перенесшему цереброспинальный менингит. Мальчик не мог ходить. Но и это еще не все. На момент своего излечения больной малыш уже два года находился под наблюдением врачей, которые уже сообщили родителям неутешительный диагноз. Мол, ходить их ребенок пока не сможет. Это «пока» длилось год. Сама Ольга Даниловна про этот случай из своей практики предпочитает не вспоминать. Как она сказала, чем меньше людей посвящено в тайну того или иного заговора или исцеления, тем последствия лучше. Удалось только узнать, что заговор, который, поднял ребенка на ноги, был прочитан бабушкой-колдуньей родным мальчика в Рязани по …сотовому телефону. Все там делали сами родные, а точнее, мать мальчика. При этом, я это особо отмечу, родители ребенка ни разу не прекращали предписанные врачами процедуры, которые до этого они проделывали почти год.

Кстати, помните того самого мужа, которого наша северная ведунья «по молодости выговорила»? Так он у нее, не смотря на возраст в 82 года, вполне жив и здоров. За это время, как сам признался, ни разу налево не хаживал. И не потому, что случая не было, а потому, что жену свою без памяти любил и …боялся. И сейчас боится. Они, кстати, никогда не ругаются. Только, молодыми цапались по мелочи. Так у мужа после каждого такого случая голова по два-три дня потом болела.

-А вы можете помогать не только своим соседям и их знакомым, а вообще… Расширить, так сказать, круг общения?  — Этот вопрос, признаюсь, задала исключительно по просьбе руководства, впрочем, на положительный ответ не надеясь. – Например, через наш еженедельник «МК в Архангельске». Вдруг еще кому-нибудь из наших земляков поможете. Совет там дать, или заговор… А то, ведь, к нам по всяким случаям обращаются.

-Почему бы и нет, — услышала я в ответ. – Только, чтобы не беспокоили меня лишние. Старые мы уже гостей-то принимать. А, насчет, помощи… Можно ведь и по письму.

Кстати, совсем забыла. Бородавка у меня с мизинца исчезла почти через неделю после командировки. Яблоко-то я в Карпогорах еще закопала.

 

 

 
 
Статья прочитана 377 раз(a).
 
Еще из этой рубрики:
 
Здесь вы можете написать комментарий к записи "Вспомнить всё. Пинежская ворожея"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты
Архивы
Наши партнеры
Тестовый сайт Гражданской Палаты АО
Позорный столб
Гражданская Палата
Поморфильм
Политическое образование
Печать ФОТО РФ
Ремонт гитар
Форум мастеровых Архангельска
Автономные Инженерные Системы
Читать нас
Связаться с нами
svoboda2012@yandex.ru