Архангельск. Каргопольлаг и Крестные отцы

Архангельск. Каргопольлаг и Крестные отцы

14.12.2017 0 Автор NikProva

Авторский Клуб

Каргопольлаг 4

«…Мои крестные отцы… Гитлер и Сталин»

Александр Соколов

Эксперт АрхСвободы, Публицист

Общество, Политика, Культура

Российский общественный сайт  АрхСвобода

  ApxSvoboda

Архангельск, Котлас, Новодвинск, Северодвинск, Нарьян-Мар

Не редактировано!

Сегодня расскажем о судьбе одного интересного талантливого человека, связанного с Каргопольлагом. Поэт, писатель, военный летчик, — Николай Власов после окончания Ерцевской средней школы окончил военное летное училище, посвятил жизнь служению Родине. Служил в Забайкальском военном округе. В настоящее время проживает в Вологде.

В 1992 году вышел его сборник рассказов «Новеллы», а в 1994 году сборник стихов «Чужгинские песни».

В 2016 году состоялась презентация сборника стихов «Печаль ингерманландца», который посвящен матери, уроженке Ленинградской области, которая со времен Петра I и до революции называлась Ингерманландией. В декабре этого года выходит новый сборник новелл «За дальними увалами».

Родился Николай Власов в 1943 году на одном из ОЛПов № 10 (отдельный лагерный пункт) около Чужги. Через год их семья переехала в поселок Чужга – крупный железнодорожный узел, где прошло все его босоногое детство.

В свидетельствах о рождении детей указывался тот или иной лагерный пункт. Для некоторых из них такое место рождения имело серьезные последствия в жизни. Николай Власов – один из них.

Представляем одну из новелл Николая Власова:

Крёстные отцы

Мы готовили карты для полета на Чукотку в штабе дивизии. Главная работа — это склеить «простыни», а их много, маршрут дальний, по два комплекта на экипаж. Готовились летчики и штурманы, готовились, рассказывая анекдоты.

После очередного анекдота Василий Басов тихо заметил:

— Был у нас в деревне аналогичный случай, корова пёрнула и рога отвалились.

Рядом засмеялись.

— Лейтенанта Басова в строевой отдел, — донеслось из динамиков внутренней связи.

— Ну и телефон здесь, ребята, — заметил Басов, отрываясь от карт.

На втором этаже он подошел к окошечку строевого отдела.

— Слушай, лейтенант, — в окошке маячил кадровик дивизии майор Шуц, — что это у тебя написано, место рождения – ОЛП?

— Так это совсем просто, товарищ майор, — это отдельный лагерный пункт.

— Что? Какой, какой пункт?

— Отдельный лагерный.

— ???

— Это, товарищ майор, так распорядились мои крестные отцы.

— Какие отцы?

— Гитлер и Сталин.

Майор выпучил глаза.

— Видите ли, товарищ майор, Гитлер продержал мою маму в блокадном Ленинграде, а потом она эвакуировалась на Север, а Сталин, в свою очередь, воспитывал моего папу в этих самых ОЛПах, как врага народа, осужденного по статье 58-10 с 37 по 42 год. После освобождения он встретился с моей мамой, а потом появился я. Так что мои крестные отцы Гитлер и Сталин, других не знаю.

Долгое молчание.

— Слушай, лейтенант, у вас ответственное задание, нужна справка – первый допуск, а тут какой-то ОЛП. Давай мы место рождения изменим, запишем что-нибудь, другое место, — заговорил помягче майор.

— Извините, товарищ майор, я тут ничего не могу поделать. ОЛП – этот моя родина, как я могу заменить родину? Это не в моих силах. Я свою родину не меняю, а ежели я не подхожу, замените меня в экипаже.

Долго они стояли друг против друга: юный лейтенант с гвардейским знаком на груди и толстый майор с вытаращенными глазами…